Заговор от остеохондроза «на осиновый сук»

Наши глаза — один из главных инструментов познания мира. В современных условиях они часто не справляются с возросшей нагрузкой и подводят нас. Понятно, что у медицины существует множество способов улучшить способность человека хорошо видеть, но не все знают, что есть магические обряды, которые в этом помогут.

Необходимо знать, как правильно выбрать заговоры от болезней глаз, в какие дни их читать:

Перед тем как использовать магию, нужно понять, что заговоры и обряды должны помогать, а не мешать традиционному лечению, служить средством профилактики глазных болезней. Заменять лечение ритуалами недопустимо — всегда есть риск не справиться с заклинанием, особенно для неопытных магов.

С помощью обрядов можно существенно ускорить выздоровление, вернуть зрению былую остроту, снять различные воспаления, убрать мушек, усталость, сухость и резь в глазах, вызванные, к примеру, долгим сидением за монитором. Необходимо знать, как правильно выбрать заговор на улучшение зрения и какое время для этого подойдет.

С научной точки зрения колдовство иррационально, но оно действует вопреки сомнениям скептиков. Через какое-то время после произнесения заговора на зрение, можно наблюдать заметное изменение в лучшую сторону не только у людей, но и у животных, которые вовсе ничего не понимают в магических обрядах.

Хорошее от природы зрение важно сохранить на всю жизнь, для чего также существуют ритуалы и обряды, которые используют в целях профилактики.

Как и когда читать заговоры:

При чтении лечебного заговора очень важно выкинуть из головы страхи и сомнения. Нужно думать о хорошем, чтобы ваше подсознание не мешало, а помогало воплотить слова в жизнь. Учитывая, что наш организм охотно воспринимает внушение и самовнушение, «уговорить» его на конкретные действия не так сложно, как кажется поначалу.

Слово может принимать материальную форму (отливка), если сказано с достаточной силой, верой, а главное — вовремя. Заговор — это воздействие на организм словом, которое может как вылечить, так и убить. Самым подходящим временем для проведения обряда, если в конкретном ритуале не указано иначе, будет момент, когда человек чувствует прилив сил и полон энергии.

Нельзя читать заговоры при плохом самочувствии, они не принесут пользы. Для женщин лучшими будут женские дни: среда, пятница, суббота. Мужчинам лучше заняться колдовством в мужские дни: понедельник, вторник, четверг. Хорошо действуют обряды, проведенные на Пасху, Рождество, в иные христианские праздники, когда в храмах проходят службы, а целительная энергия разлита повсюду.

Подзарядиться этой энергией можно, посетив церковь.

  • Для младенца.
  • В роддоме, когда мама кормит малыша грудью, можно провести несложный обряд. Для этого на веки младенца нужно брызнуть молоком и аккуратно промокнуть изнаночной стороной своей рубашки со словами:

«Ангел-хранитель, подари чаду возлюбленному взгляд ясный, защити от вампира злого, от сглаза и порчи, от болезней и пороков! Во имя Отца, и Сына, и Духа Святого! Аминь».

Спящего малыша будить не нужно, молоко должно попасть на веки, а не в глаза. Этот заговор от болезни глаз защитит не только зрение, но и убережет от негативного воздействия, сможет отвести «дурной» взгляд, подарит спокойный сон. Читать быстрым шепотом.

На осиновый сук.

Осина обладает свойством снимать воспалительные процессы и «забирать» на себя негативные проявления заболевания. Эти свойства используются во многих заговорах, где нужно «перекинуть», а затем уничтожить болезнь.

Ритуал проводят в любое время года, на заре, до восхода солнца. Потребуется найти в лесу осину (это можно сделать заранее) и провести возле нее обряд на исцеление.

Используют этот заговор от косоглазия, кисты глаза, жировика на веке, при опасности отслоения сетчатки, нервном тике (глаз дергается), глазной грыже, при дефектах роговицы и прочих заболеваниях и красных глазах.

Обряд старинный, но адаптированный к нашему времени.

Для выполнения ритуала при себе нужно иметь:

  • спички;
  • восковую свечу;
  • флягу с речной или родниковой водой;
  • кусок жести;
  • секатор.

На рассвете (в сумерках), подойти к осине и достать флягу (банку). Открыть ее и прочесть заговор над водой:

«Воду текучую заклинаю, отдай, вода, свою силу! Убереги осину трясучую от зайца забегающего, от когтей кошачьих, от копыт и зубов лошачьих!».

Осина обладает свойством снимать воспалительные процессы и «забирать» на себя негативные проявления заболевания

Вылить содержимое фляги под корень дерева. С левой и правой стороны осины срезать по одному небольшому сучку и приложить к закрытым глазам со словами:

«Забери, осина трясучая, грыжу болючую, пелену слепучую, косоглазие дурное, тело больное. Оставь зрение ясное, чтоб не слезилось, не гноилось, не краснело и не болело! Слово мое крепкое!».

Слова обязательно выучить наизусть. Читать быстрым шепотом, четко проговаривая каждое слово, не прерываясь и не запинаясь.

Срезанные сучки положить на лист жести, зажечь свечу от спички. Глядя на пламя, прочесть заговор:

«Заклинаю огонь горючий! Съешь осину больную до последней косточки, чтоб живого места не осталось, ни сучка не задоринки ветру не досталось!»

Осиновые сучки поджечь и дождаться, когда они полностью прогорят. Молодые и зеленые сучки горят очень плохо, поэтому нужно набраться терпения.

Сгоревшие деревяшки развеять по ветру, мысленно поблагодарить дерево и вернуться домой. Улучшение наступит не сразу, но будет заметным.

Этот сильный заговор от болезней глаз подойдет только взрослому человеку. Для лечения ребенка можно использовать часть ритуала — приложить осиновые сучки, принесенные из леса, и выполнить оставшуюся часть заговора. Пепел развеять из открытого окна. Такой обряд не только лечит, он осуществляет отвод возможной болезни.

На воду.

Если глаза часто бывают красными, их цвет становится тусклым, веки отекают, появляется жжение или зуд, вернуть красоту и здоровье им поможет вода. Ее, вместе со свечой, нужно приобрести в храме.

Над святой водой читают заговор:

«Как эта вода чиста, как слеза, так и глаза раба Божьего (имя), пусть будут чисты и ясны».

На закате солнца стакан с водой ставят на подоконник, зажигают свечу и читают заговор

Каждый глаз по очереди опустить в воду и немного поморгать — открыть и закрыть несколько раз.

Использованную воду вылить под любое дерево или в горшок с комнатными растением со словами:

«Ты меня, дерево (цветок), прости, но болезнь с глаз забери. Тебе вреда не будет, а к (имя) здоровье к глазам прибудет».

Наступают улучшения во внешнем виде глаз — возвращается их красота, они становятся более зоркими и здоровыми, насыщенного яркого цвета. Обряд проводят несколько дней подряд, на ночь. Маленькому ребенку (старше 5 лет) заговоренной водой можно капать глаза.

  1. Три универсальных заговора:
  2. Эти ритуалы хороши тем, что подходят при любых болезнях глаз и существенно помогают в лечении. Их используют:
  • если глаз дергается (нервный тик);
  • при глаукоме и катаракте;
  • для восстановления падающего зрения (близорукость и дальнозоркость) и пр.
  • Заговоры подходят взрослому человеку, который читает их самостоятельно, ребенок сделать этого не сможет.
  • Молитва Пантелеймону.

Для ритуала нужна святая вода, свеча и образ Святого Пантелеймона целителя. Обряд проводят ночью, после 24.00. На стол ставят икону, зажигают свечу, в руки берут стакан со святой водой и читают молитву, глядя на святой образ:

«Целителю Пантелеймоне, к рабу Божиему (имя) приди, глаза его полечи, чтоб видели хорошо и не болели. Во веки веков. Аминь».

Приговаривая эти слова, нужно протирать глаза святой водой, набирая ее в ладони. Интонация должна быть просящей. Это молитва об исцелении, где присутствует любовь к Богу, она подойдет только для крещеных людей.

  1. С лечебными травами.
  2. Этот заговор от целительницы Натальи Степановой читают днем, в полдень.
  3. Для него нужен пучок из лечебных трав:
  • несколько веточек пустырника;
  • пару листьев подорожника;
  • пырей.

Травы могут быть как сухими, так и свежими. Пучок аккуратно перевязывают шелковой нитью или лентой красного цвета.

Сесть за стол, мягко поводить травами по глазам и лицу, читая заговор:

«Слепотка-слепота, подь от Божия раба (имя) на корягу лесную, на траву полевую, на камень алатырный. А глаза раба Божия (имя) в покое оставь, пусть видят до ста лет и дольше. Аминь».

Интонации повелительные. Читать над травами трижды. Это сильный заговор, который помогает восстановить зрение, подходит для взрослых и маленьких детей. Он действует против многих болезней глаз, но его нельзя применять при аллергической реакции на пыльцу трав.

  • Утренний ритуал:
  • Обряд хорош для профилактики и лечения заболеваний, для снятия красноты, если в глаз попала соринка, против снижения зрения. Утром, до умывания, нужно закрыть глаза и прочесть заговор:

«Заговариваю глазы раба Божия (имя). Глазам свет, слепоте нет. Ключ, замок моим словам. Аминь».

Восстановление зрения, если оно начало падать, происходит медленно, но верно. Ежедневный и сильный ритуал программирует организм на выздоровление.

Некоторые болезни глаз могут быть вызваны сглазом или порчей. Чтобы этого не произошло, заговорите обычную соль:

«От порчи, от сглаза, от всякой заразы!».

Читайте также:  27 карта дорин верче: ангелы любви летят вам на помощь

Соль нужно рассыпать перед дверью, менять после уборки в квартире.

Источник: https://poleznosti.mirtesen.ru/blog/43092920236/prev

Читать

ЕВГЕНИЙ МОНАХ

СМОТРЮ НА МИР ГЛАЗАМИ ВОЛКА

ПОБЕЖДАЮЩИЙ НАСЛЕДУЕТ ВСЕ

Могильщик

Пиво было кисловатым и с осадком, как и тринадцать лет назад. Словно не прогремела победно перестройка и страна не поменяла цвета — с красного на бело-голубой.

По крайней мере на качестве отечественного бочкового пива это никак не отразилось. Разве что на цене.

С неприязнью обвел взглядом полуподвальное помещение пивнушки. Даже в Екатеринбургской исправительно-трудовой колонии номер два, где я «чалился» последнюю пару пятилеток, хотя бы частично поменяли плакаты-лозунги.

А здесь как висели: «Чистота — залог здоровья», «Потехе — час, работе — время», так и висят на давно нештукатуренных стенах.

Хотя, как понял, забегаловка уже давно не государственная, а частная. Вон за липкой стойкой и хозяин заведения — «новый русский», с позволения сказать. Толстый боров с мясистым в прожилках носом на лице, чем-то напоминающем куриную попку.

Ладно, — сказал я сам себе, — не будь занудой. Все же демократия… Вот курить теперь в заведении разрешено.

Что-то маловато посетителей, раньше, помню… Хотя ясно — осень, холодновато для пива. Мужики предпочитают более горячительный опохмел — благо, водку сейчас можно взять в киоске в любое время суток.

Так что кой-какие успехи и достижения у общества все же есть. Просто надо пошире открыть глаза и держать нос по ветру — глядишь, и на мою долю кусочек от новой капиталистический жизни отломится.

Но главное условие благополучия и процветания при капитализме — сам капитал. Коего в моем голодном бумажнике всего восемь тысяч — примерно пять рублей по уровню того года, когда я «влетел» за мокруху, забыв, по молодости, вовремя избавиться от свидетеля.

Правда, свидетелем был мой кореш. Но все одно — продал, сука, когда припекло. Ладно, не люблю вспоминать грустное.

Дверь на стальной пружине распахнулась и с пушечным треском захлопнулась за новым посетителем.

— Эй, хозяин! — весело заорал он. — У тебя не дверь, а петарда! Замени пружину, а то сломаю.

Боров за стойкой сердито-оценивающе смерил вошедшего взглядом, но, по-видимому, приняв во внимание спортивную фигуру и нагло-бесшабашные глаза, с деланно-равнодушным видом занялся протиранием кружек вафельным полотенцем грязно-желтого цвета.

Знакомая личность. Ну конечно — это же Вадим по кличке Могильщик, «откинулся» примерно год назад.

Вадим тем временем взял три кружки бархатного и сел напротив, хоти вокруг скучали пустые столики.

— Привет, Монах, — обронил он так, будто мы только вчера расстались. — Как делишки? Давно от «Хозяина»?

— Полмесяца, как освободился. А дел никаких. Сам же видишь — лакаю паршивое пойло и мечтаю встретить кого-нибудь из корешей, может, помогут опериться…

  • — И как успехи?
  • — Да ты первый.
  • — И сколько тебе надо?

— Чтобы комфортно себя чувствовать? — невинно уточнил я. — «Лимона» два хватит. На первое время.

— Ого. Да я столько «с дела» имею.

— Ну так дай мне такое дело.

— Узнаю хватку. Ладно, позже обсудим. Сейчас тебе надо отдохнуть хорошенько, расслабиться. С «капустой» у меня ништяк как раз. Поехали?

— Веди, Сусанин. С тобой хоть на лесоповал.

  1. Мокрый асфальт, обледенелый по краям дороги, бесшумно бежал под колесами такси и вскоре привел нас к помпезным воротам сауны «Маргаритка» с призывным разноцветным плакатом поверху «Добро пожаловать, господа!»
  2. В небольшом уютном холле нас встретила радушно-приклеенная улыбка полноватой брюнетки в красном бикини.
  3. — Господа желают только сауну или комплексные услуги?

— Комплексные, сударыня, комплексные, — заявил Вадим, вытаскивая бумажник и отсчитывая деньги. — За двоих. Пойдем, Мон… Евгений.

В боковой комнатушке, уставленной номерными шкафчиками, мы разделись и «нырнули» в сухую парилку.

— Что-то клиентуры не видать, — заметил я, усаживаясь на низкую дубовую полку. — Ну и душегубка!

— А ты в курсах, какие здесь цены? Да и утро еще. — Вадим разлегся, отдуваясь. — Все-таки турецкая баня отлично похмелье вышибает. Лепота!

Когда обжигающе-горячий воздух расплавил мое разомлевшее тело в мало что уже соображающий кусок бифштекса, а легкие, смирившись со своей участью, почти перестали сокращаться, Могильщик вытолкнул меня в соседнюю комнату-залу с бассейном посередине, выложенным голубой кафельной плиткой.

Он оказался неглубоким, а то я точно пошел бы ко дну, едва не задохнувшись в ледяной воде. Правда, уже через минуту вполне освоился, чувствуя, как мускулы наливаются свежей, словно бурлящей кровью. Живительная вода растворила томную усталость, превратив ее в бодрую энергию.

Тут только я заметил, что у бассейна стоит на коротких ножках столик, а рядом в шезлонгах сидят две девушки, с веселым любопытством наблюдая за нашим плесканием. Купальники им заменяли обернутые вокруг бедер красные махровые полотенца. Высокие молодые груди с вызывающе торчащими сосками не прикрывались ничем.

— Это десерт — массажистки… — поймав мой взгляд, расхохотался Вадим. — Девочки, айда купаться! Обожаю секс в воде.

«Массажистки» не заставили себя уговаривать, тут же сбросили полотенца и, глуповато хихикая, прыгнули в бассейн.

— Чур, моя рыженькая! — предупредил Вадим и в два мощных взмаха, разбрызгав тысячи изумрудно-фиолетовых капель, очутился рядом с ней.

Мне досталась девчонка с пепельными, явно крашеными волосами, а ля Патрисия Каас. Не дожидаясь проявления активности с моей стороны, она мягко обхватила мою шею руками, а ее ноги, перекрестившись у меня за спиной, уперлись пятками в мои ягодицы. Податливо-упругое лоно касалось мужского начала, щекоча колечками волос.

— Тебе понравится, — улыбнулась юная массажистка и, слегка подпрыгнув, насадила себя, как кольцо серсо на шпагу.

Через некоторое время мы расслаблялись за столиком, в центре которого гордо возвышалось серебряное ведерко с двумя бутылками шампанского. Перемежая секс с шампанским, меняя партнерш, через два часа я пресытился платными ласками чуть не до отвращения.

Как ни странно, в подъезде у Могильщика была относительная чистота, даже кошками не пахло. Хотя фатеру он имел на окраинно-трущебном Уктусе. Ясно — в центре жилплощадь не по карману.

— Дело не в деньгах, — словно прочитал мои мысли Вадим, отпирая дверь длинным, похожим на гаражный, ключом. — Тут лес рядом, речушка. Первейшее средство от нервишек. Сам в курсе — в зоне только о природе и вспоминаешь.

Принимая во внимание сложный многобородчатый ключ, я ожидал увидеть по меньшей мере дорогие апартаменты, уставленные престижной мебелью и техникой. Посему был немного разочарован убожеством обстановки однокомнатной «хрущевки».

Тяжелый доисторический комод соседствовал с обшарпанным кожаным диваном и парой продавленных кресел около обеденного стола. Из техники присутствовали всего лишь отечественный телевизор «Горизонт» и трехпрограммный радиоприемник.

— Располагайся, — кивнул на диван Могильщик, направляясь на кухню. — Я в момент что-нибудь пожевать сварганю. Хавка, конечно, не из «Пекина», но и не лагерная баланда.

— Слишком не усердствуй, — напутствовал его я. — В зоне мой гурманский пыл начисто отбили. Потребность упала до минимума — с меня довольно яичницы и стакана чифира без сахара.

— Маска бедного скромного родственника тебе плохо идет, — усмехнулся Вадим. — Я-то уж тебя знаю от и до. Если желаешь, закажем ужин из ресторации. Телефон в наличии, через полчаса привезут.

— Не суетись, Могильщик. Ты ведь на разговор позвал. Так что давай перекусим наскоряк и займемся делом. Или телом? Мокруха намечается?

— Ну ты сразу, Монах, норовишь быка за рога. У меня принцип — на голодный желудок о делах ни полслова. Потерпи децал.

Пока Вадим химичил на кухне, я по возможности скрупулезно осмотрелся. Факт, что бытовые мелочи ярче всего характеризуют хозяина.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=227092&p=22

Читать онлайн Смотрю на мир глазами волка страница 19. Большая и бесплатная библиотека

— Вот это ты в точку попал, старик, — ощерился стальными коронками Контора и, вдавив курок, освободил боевую пружину автомата.

Читайте также:  Ритуалы вызова добрых и злых духов в домашних условиях

Но выстрелов не последовало. Решив, что это случайная осечка, он передернул затвор и вновь нажал на курок. Тот же результат.

— Косишь, что самый продуманный, да?! — сорвался на истеричный визг бывший член нашей группы. Он выдернул из-за спины запасной рожок и молниеносно заменил негодный — сразу видна афганская выучка. Второй рожок набивал Киса, и я суетиться не стал, только цынканул ребятам, чтобы блокировали на всякий случай пути отхода изменника.

Наконец, врубившись, что Калашников бесполезен, Контора хлобыстнул его о дерево, разбив на две части — металлическую и деревянную.

— Педерасты! Что вы со мной сделаете? — Он чуть не выл от злости и явно намеревался пасть перед нами на колени. Слюнтяй.

Я щелкнул замком чемоданчика и пинком туфли вытряхнул его содержимое на землю. Там оказались плетеный нейлоновый шнур с петлей на конце, саперная лопатка и тряпка, похожая на мокрое полотенце.

— Предупреждаю, — я вынул из плечевой кобуры Братишку, — начнешь сопротивляться, я разобью обе твои коленные чашечки, а затем посадим на кол. Благо мелких сосенок тут навалом.

Контора сидел на земле, безвольно обхватив голову руками.

— Душегубы! — услышал я его шепот.

— Контора, помнишь, когда ты пытал или убивал, то любил приговаривать: «Мне чувство жалости неизвестно»? Будь логичным до конца — и себя не жалей. Прими, как должное. Прокололся — плати. А в таких случаях плата одна — очком на кол. Но мой гуманизм известен…

Я подал Цыпе условный знак, и он, подобрав мокрое полотенце, подошел к Конторе.

— На, вытрись, смотреть на такую размазню противно.

Контора отнял подрагивающие ладони от мокрого лица, что и требовалось. Цыпа профессионально захлестнул полотенце вокруг шеи клиента и чуток потянул концы в разные стороны. Эффект многократно испытан — Контора на какое-то время отключился, так как была пережата сонная артерия. Главное же — мокрое полотенце следов на шее не оставляет.

Киса тоже времени не терял. Он уже закинул веревку на осиновый сук и закрепил ее, спустив петлю вниз.

— Цыпа, ну-ка раздень этого козла и вдень башкой в петлю. — Поясняю для желторотых — голый повешенный в девяноста девяти случаях для ментов железное доказательство самоубийства на сексуальной почве. Криминалистику и судебную медицину надо хоть изредка почитывать — в нашей работе это необходимо. — Одежду аккуратно сложите под деревом. Киса, за твоим «ТТ» уже, кажись, четыре клиента?

— Пять.

— Кинь его УГРО, как кость собаке. Сваргань на нем отпечатки Конторы, пока не остыл, и сунь к нему в куртку. Без патронов, а то какой-нибудь въедливый мент начнет удивляться, почему это он просто не застрелился. Вечером другой получишь.

  • Когда шли к машинам, Киса подобрал сломанный Калашников.
  • — Смотри, Монах, он из него просто десантный вариант сделал, обломив приклад.
  • — Ишь ты, оказывается, в Конторе явно погиб великий изобретатель…
  • Петрович все так же сидел на пыльном пеньке и философски сосал сигаретку за сигареткой.

— Евгений Михалыч, ослобонил бы ты меня от таких представлений. Нервишки уже давно не те. Сегодня, нутром чувствую, в запой уйду, чтоб смыть из мозгов этот маятник, — он ткнул крючковатым прокуренным пальцем на мерно покачивающееся между осин голое тело в одних желтых носках.

— Ладно, — разрешил я. — Даю отгул на три дня. Только не забудь вернуть «волжанку» в прокатный пункт.

В наш «жигуленок» ввалился Цыпа.

— Все кругом обнюхал, никаких следов, даже протекторы не отпечатались. Гравий сплошной, да глинозем засохший. Тело тоже осмотрел — ни синяков, ни ссадин. Все путем. Следственной бригаде не к чему придраться.

— Не хвались, Цыпленок. — Я решил сбить немного с него спесь, одну из основных причин провалов. — Отсутствие улик тоже улика. Могут сделать вывод, что поработали профессионалы.

Но оптимисту Цыпе радужное настроение опустить не так легко.

— Давай помажем, Монах, что менты спишут это, как самоубийство. У них же дел нераскрытых больше, чем понтов, зашились вконец с екатеринбургской мафией. Сорок процентов раскрываемости, да и те за счет бытовых, по пьяни.

До города доехали благополучно, а то вконец распоясавшиеся омоновцы тормозят всех подряд, да еще, борзота, требуют, чтобы ноги врозь, а руки на капоте, пока шмонают.

Кстати, Цыпа определил верно — Контору списали, как случай суицида, основанный на комплексе вины и мании преследования из-за совершенных им убийств. Так что насчет сексуальной мотивации я промашку дал. Менты выбрали то, что им выгоднее. И их можно понять — махом отправили в архив пять мокрых «висячек».

Впрочем, дела эти давно минувших дней, мы еще только-только открывали наше пивное детище «Вспомни былое». Правда, называлось оно раньше по-другому — «Только для двоечников» — с намеком на Екатеринбургский лагерь № 2, но вывеску вскоре пришлось сменить, так как получалась двусмысленность — пивная только для дебилов-школьников. Заодно ввел нововведение — вывеска стала неоново-разноцветной.

Из всего эпизода с Конторой ярче всего мне запомнилось, как Цыпа уничтожил ставший ненужным дипломат. Я велел выбросить его в воду, благо проезжали мимо какого-то мутного пруда. Портфель оказался плавучим и тонуть в столь солнечное радостное утро в его планы явно не входило.

И тут Цыпа что учудил? С деловым видом, одной рукой продолжая вести машину, другой вытаскивает из-под куртки длинноствольный Стечкин и дает две короткие очереди по плавучей цели. Чемоданчик крупнокалиберными пулями буквально был разорван в клочки и мирно ушел на дно.

Сперва я хотел сделать Цыпе строгий выговор, но, учтя, что зрелище на самом деле впечатляющее, особенно разноцветные на солнце фонтанчики и то, что все было тихо — Цыпа глушитель практически никогда не снимает, я сменил гнев на милость и просто дал ему подзатыльник.

Все-таки он еще пацан, хоть и с лагерной закалкой за плечами.

Какое-то длинное отступление у меня вышло. Виновато врожденное ассоциативное мышление — солнечные зайчики, беззаботно прыгающие по моей полированной мебели напомнили те радужные фонтанчики на спокойной глади пруда.

Ну, зайчики зайчиками, а у меня сегодня день ответственный, если не опасный. Киса не звонил, значит, что-то не так. Все же надо было дать ему Цыпу для страховки. История старая — задним умом мы все гении.

Я набрал номер заведения. Трубку взял Петрович.

— Как там у нас? Клиентура не слишком буянит?

— Нет, Евген. Только местная шпана уже с час пасется за аппетитными булочками Ксюши, а пиво не повторяют. Я их щас шугану.

— Не стоит, Фунт, а то они тебя могут мигом разменять не только на доллары, но и на центы. Не связывайся, а угости — за счет заведения по кружечке.

— Михалыч, мы ж с такой коммерцией в трубу вылетим.

— Ты не дипломат, Фунт. Мы еще на них неплохо поимеем в свое время. А в трубу все рано или поздно вылетим — крематорными тучками. Цыпа в машине?

Петрович ненадолго отлучился, должно, выглядывал через нашу витрину и сообщил, что Цыпа на своем боевом посту.

— Зашли его за мной и сваргань яичницу, как один ты умеешь.

Я усмехнулся, представив расплывшееся довольное лицо Фунтика в красных прожилках. И кошке приятно, когда ее гладят. Кстати, яичницу он готовит весьма посредственную. Просто я обожаю делать людей счастливыми, если это не чересчур накладно. У всех свои маленькие слабости. Голубей вот люблю хлебом подкормить или уток в пруду.

Читайте также:  К чему снится священник: толкование сна по различным сонникам

Наконец, снизу посигналили трижды — Цыпа у подъезда. Привычно сунув Братишку в плечевую кобуру, вышел к машине. На заднем сиденье, весь какой-то нахохлившийся, забился в угол Киса.

Я плюхнулся на сиденье рядом с ним.

— Кончай демонстрации раскаяния, здесь тебя все равно не пожалеют. Давай колись, в чем палево?

Киса еще немного для проформы поменьжевался и поднял невинные глаза младенца.

— Не все гладко, Монах… С Синицей все чисто. Оставил его в машине у «Урала» в переулочке. Ударил сзади под кадык, острие аж из уха вышло. Я не запачкался, точно. Проверял одежду с лупой. Но в салоне натекло прилично. Под ноги коврик кинул, так что туфли мои в порядке. Да и спиртом их потом протер. Свидетелей не было, на крайняк кто-то видеть и мог, но издалека, опознать все одно не в силах.

— Тут молодчага. Сварганил, как профи. В зоне Хромой сидел свой червонец именно за такой укольчик. Вчера запамятовал дать тебе эту наколку.

— А я знал, — усмехнулся Киса, — потому и повторил почерк. Хоть и косвенная, а улика.

— Кончай похваляться. Переходи к наколкам.

— Их две. Первая — мне показалось, что Анжела, пока я работал, стояла на балконе и могла узнать. Вторая — Хромой приехал, как ты и говорил, в час с мелочью, но, как оказалось, не один, а с шофером-телохранителем. С Хромым сделал, как ты велел.

Он и вякнуть не успел, получив два ореха в живот и, когда скрючился, третий я влепил ему в темечко. Когда, заменив трость, вышел, мне в живот уперся игрушечно-короткий ствол УЗИ. Счастье, что Сеня — так кличут шоферюгу — сразу меня не прошил. Узнал. Мы с ним еще на малолетке кентовались.

Мы с ним семьянинами были, сам понимаешь, святее этого в зоне нет. Потому, наверное, и не замочил.

— Что ты с ним сделал?

— Ничего, — Киса обиженно захлопал длинными ресницами. — Не мог. Мы с ним хоть и друганы, но моего тотошу он сразу зашмонал. Правда, обойму только выщелкнул, а фигуру вернул.

— Это обнадеживает — он кретин. У тебя могла быть запасная.

Киса покраснел.

— Сеня не лох. Он меня полностью проверил, козел, — признался с явной неохотой.

Источник: https://dom-knig.com/read_168075-19

Читать онлайн "Смотрю на мир глазами волка" автора Монах Евгений — RuLit — Страница 38

Прикатили на заветную поляну у водонапорной башни. Там уже с деловым видом тусовался возле бежевой «Волги» мой Петрович. Потрепанный дипломатик, якобы с «капустой», даже наручником к руке прищелкнут.

— Все баксы привез? — спросил я. Мы вплотную подошли к «деловому». Контора чуть приотстал, а когда я услышал за спиной, как противно щелкнул затвор его автомата, окончательно убедился, какая он дешевка и мразь.

— Крылышки на голову! — враз осевшим голосом приказал Контора, нервно водя стволом по нашей группе. Все подняли руки, и Контора облегченно выдохнул воздух, криво улыбнувшись.

— Что, лохи, не ждали такого оборота? Я, идиот, считал тебя, Монах, крутым, а ты такой же бык, как и все твои людишки. В дипломате у старикашки примерно девяносто лимонов по сегодняшнему курсу. Это моя доля. Возражения есть?

Я сделал вид, что хочу поторговаться.

— Контора, зачем тебе столько? Бери половину и рви когти. Мы даже искать тебя не будем.

— Я возьму все! — голос у подонка охрип, и одновременно проскальзывали визгливые нотки. Вороненый ствол поднялся на уровень моей груди. — Небось, бронежилетик носишь? Мой семь шестьдесят два продырявит его, как простую бумажку, навылет.

По его сузившимся зрачкам и по тому, как он сделал правой ногой шаг назад для упора, было очевидно, что сейчас эта сука нажмет гашетку.

— Погоди, Контора, вспомни, сколько я сделал для тебя в свое время. И здесь пристроил к себе, и в лагере. Оставь нам жизни, а дипломатик можешь забрать себе на память — раз там лежат твои личные вещи. Первой необходимости.

— Монах, ты же сам свидетелей и врагов за спиной никогда не оставишь. А что в прошлом кентовались? Отвечу так: кто старое помянет — тому глаз вон.

Обещаю, что сейчас ты глазки свои потеряешь, твой черепок разнесет, как арбуз. Менты, если и найдут твои сердитые буркалы, то где-нибудь на деревьях.

А ты, старый попугай, отстегивай короче наручники от моего чемодана! Если не желаешь, чтоб кисть тебе обрезал, хоть и с трупа.

  • Петрович махом отстегнул от чемодана браслеты и сел на пенек, закурив.
  • — Сейчас уже ваши разборки, я свою миссию выполнил, вправе отдохнуть, полюбоваться восходом солнца. Ты только прикинь, Контора, для кого-то ведь он самый что ни на есть последний…
  • — Вот это ты в точку попал, старик, — ощерился стальными коронками Контора и, вдавив курок, освободил боевую пружину автомата.

Но выстрелов не последовало. Решив, что это случайная осечка, он передернул затвор и вновь нажал на курок. Тот же результат.

— Косишь, что самый продуманный, да?! — сорвался на истеричный визг бывший член нашей группы. Он выдернул из-за спины запасной рожок и молниеносно заменил негодный — сразу видна афганская выучка. Второй рожок набивал Киса, и я суетиться не стал, только цынканул ребятам, чтобы блокировали на всякий случай пути отхода изменника.

Наконец, врубившись, что Калашников бесполезен, Контора хлобыстнул его о дерево, разбив на две части — металлическую и деревянную.

— Педерасты! Что вы со мной сделаете? — Он чуть не выл от злости и явно намеревался пасть перед нами на колени. Слюнтяй.

Я щелкнул замком чемоданчика и пинком туфли вытряхнул его содержимое на землю. Там оказались плетеный нейлоновый шнур с петлей на конце, саперная лопатка и тряпка, похожая на мокрое полотенце.

— Предупреждаю, — я вынул из плечевой кобуры Братишку, — начнешь сопротивляться, я разобью обе твои коленные чашечки, а затем посадим на кол. Благо мелких сосенок тут навалом.

Контора сидел на земле, безвольно обхватив голову руками.

— Душегубы! — услышал я его шепот.

— Контора, помнишь, когда ты пытал или убивал, то любил приговаривать: «Мне чувство жалости неизвестно»? Будь логичным до конца — и себя не жалей. Прими, как должное. Прокололся — плати. А в таких случаях плата одна — очком на кол. Но мой гуманизм известен…

Я подал Цыпе условный знак, и он, подобрав мокрое полотенце, подошел к Конторе.

— На, вытрись, смотреть на такую размазню противно.

Контора отнял подрагивающие ладони от мокрого лица, что и требовалось. Цыпа профессионально захлестнул полотенце вокруг шеи клиента и чуток потянул концы в разные стороны. Эффект многократно испытан — Контора на какое-то время отключился, так как была пережата сонная артерия. Главное же — мокрое полотенце следов на шее не оставляет.

Киса тоже времени не терял. Он уже закинул веревку на осиновый сук и закрепил ее, спустив петлю вниз.

— Цыпа, ну-ка раздень этого козла и вдень башкой в петлю. — Поясняю для желторотых — голый повешенный в девяноста девяти случаях для ментов железное доказательство самоубийства на сексуальной почве. Криминалистику и судебную медицину надо хоть изредка почитывать — в нашей работе это необходимо. — Одежду аккуратно сложите под деревом. Киса, за твоим «ТТ» уже, кажись, четыре клиента?

Источник: https://www.rulit.me/books/smotryu-na-mir-glazami-volka-read-267275-38.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector